В настоящее время преобладает мнение, что у двойной бухгалтерии был не персональный, а коллективный автор — купцы нескольких итальянских городов, причем эта система была даже не создана ими, а возникла спонтанно, самопроизвольно. Однако тезис о коллективном авторстве не подкреплен фактами, но в рамках средневековой гипотезы ему нет альтернативы. Действительно, бухгалтерия в XIII в. могла представлять интерес только для купцов. Кроме того, только так можно объяснить отсутствие сведений об авторе двойной бухгалтерии и, что еще важнее, ответить на очень трудный вопрос: как происходило распространение этой сложнейшей для того времени технологии? Однако этот тезис вызывает другие вопросы.

Каким образом в процессе создания бухгалтерии, задолго до появления печатного станка, происходил обмен информацией такого объема между заинтересованными лицами? Почему в то время как во всех странах мира купцы ведут лишь разрозненные и бессистемные записи, в нескольких городах Северной Италии одновременно и стихийно совершается «большой скачок» — создается двойная бухгалтерия, причем сразу в законченном, почти современном виде?

Процесс развития счетоводства, завершившийся созданием двойной бухгалтерии, по мнению де Рувера, начался в середине XIII в. и занял не более ста лет. Оставляя в стороне сомнения относительно временных рамок, очерченных Р. де Рувером, отметим, что он не назвал двух важных этапов, которые двойная бухгалтерия обязана была пройти в своем развитии. Одним из этих этапов является переход на единый денежный измеритель, без чего двойная запись в принципе невозможна.

Это наиболее сложный и неочевидный этап, который не сумели преодолеть счетоводы ни одной, за исключением Италии, страны. Другой неназванный этап, завершающий развитие двойной бухгалтерии, — создание счетов порядка и метода, которые использовались уже в конце XIII в.

Факторами создания двойной бухгалтерии (На наш взгляд, столь сложная технология, как двойная бухгалтерия, могла появиться в том и только том случае, если в ней возникла самая острая, действительно насущная общественная необходимость. Сторонники средневековой гипотезы исходя из тривиальности двойной бухгалтерии считают достаточным указание лишь на факторы, способствовавшие ее появлению.), по мнению Р. де Рувера (в порядке их значимости), были: компании, кредит и посредничество.

Кредит и посредничество, привели к созданию личных и товарных счетов. И когда распространение компаний привело к признанию понятия «фирма» как чего-то существенно обособленного от владельца капитала и возникла необходимость распределения прибыли между участниками, создание двойной бухгалтерии было предрешено.

Для контроля за изменением долей участников, исчисления общей суммы прибыли и распределения ее пропорционально этим долям систематическое счетоводство необходимо. Но для решения этих проблем нет необходимости в двойной записи. Для учета вкладов участников как раньше, так и сейчас каждому из них открывается обычный личный счет, что вполне осуществимо и в рамках простой бухгалтерии.

А финансовый результат при этом определяется сопоставлением размеров чистого имущества организации в начале и в конце периода как по данным приходно-расходного учета на вещных и расчетных счетах, так и по данным инвентаризации; при расхождении предпочтение отдается последним. Такой метод не требует двойной записи, прост, обеспечивает наивысшую достоверность и долгое время с успехом применялся на практике. В Европе, вплоть до XIX в., это был преобладающий метод исчисления финансового результата.

Не требовали двойной записи ни кредит, ни посредничество: проблемы, связанные с их появлением, легко решаются на личных и вещных счетах в рамках простой бухгалтерии.

Двойная и простая системы счетоводства

В 14-ой главе Трактата кратко, как бы между прочим, сообщалось, что суммы, заносимые в дебет и кредит счетов Главной книги при регистрации в ней любой хозяйственной операции, должны быть обязательно равными. Любые различия означают, что бухгалтер допустил ошибку, которая будет обнаружена при составлении пробного баланса.

Никаких разъяснений, толкований, никаких комментариев к этому правилу читателям не предлагалось.

Это правило, названное двойной записью, стало фетишем и отличительным признаком итальянской бухгалтерии, которую впоследствии назвали двойной бухгалтерией. О значении, придававшемся двойной записи, можно судить по тому, что вплоть до первой трети XX в. все системы и формы счетоводства было принято делить на бухгалтерию простую и бухгалтерию двойную, причем к простой относились все учетные системы, не требовавшие двойной записи каждой хозяйственной операции.

Систематическая простая бухгалтерия в течение четырех веков была широко распространена в учетной практике как больших, так и малых предприятий многих европейских стран, не уступая по популярности двойной бухгалтерии. Однако в первой трети XX в. в большинстве стран ведение двойной бухгалтерии стало предписываться как обязательное на законодательном уровне, что было равносильно запрету на применение простой бухгалтерии. Вскоре эта учетная система исчезла из практики деловой жизни и со страниц учебников, так и не получив объективной оценки с теоретической и практической точек зрения.

А теперь пришло время ответить на важный вопрос: что же способствовало распространению двойной бухгалтерии в Европе? Этому, способствовали два главных фактора: авторитет Венеции и торговые связи с ней, а также фетиш двойной записи, вера в ее чудодейственные возможности.

В течение XV и XVI вв. Италия являлась финансовым и торговым центром Европы, постоянные связи с ней поддерживали купцы многих европейских стран.

Джонс стал первым, кто через 300 лет, прошедших с момента появления Трактата, осмелился критиковать двойную бухгалтерию. Его не устраивали ее непостижимость и явно недостаточные (по сравнению с декларировавшимися) контрольные возможности пробного баланса. Джонс утверждал, что книги двойной бухгалтерии ведутся «столь спутанным образом», что сути ее не понимают и опытные бухгалтеры. «Неявственность двойного книговедения», по его мнению, являлась благодатной почвой для злоупотреблений, «покровом постыднейших балансов, которые только коварный ум произвести может».

Джонс предложил радикальный выход: отказаться от непонятной двойной бухгалтерии и использовать взамен созданную им учетную систему, обладающую не меньшими контрольными возможностями, но простую и понятную. Эта система, являющаяся, фактически, модифицированной простой бухгалтерией, имела поначалу успех, но не получила затем распространения и известна сейчас лишь историкам под названием английской бухгалтерии.

Другой выход из создавшегося положения искал французский бухгалтер Эдмонд Дегранж: вместо отказа от двойной бухгалтерии он пытался понять и объяснить ее. В первую очередь он искал истолкование загадочной двойной записи. Работа Дегранжа вышла в свет в том же 1795 г., что и критическая работа Джонса.

За простоту, целостность и достаточно детальную проработку это истолкование, названное впоследствии счетной теорией, заслуживает высокой оценки.

И все же эта теория не позволяла объяснить двойственность ряда хозяйственных операций, вернее, требовала для такого объяснения весьма искусственных построений. Особенно заметно это стало после появления счетов порядка и метода.

История развития учетной мысли — решающий аргумент против средневековой гипотезы. Она не оставляет сомнений в том, что для создания двойной бухгалтерии 50-100 лет совершенно недостаточно. Нельзя согласиться и с тем, что создателями столь сложной системы были купцы: все, что смогут изобрести дилетанты, обязательно поймут и объяснят профессионалы.

Для создания двойной бухгалтерии требовались другие сроки, другие исполнители, другие побудительные причины. Чтобы продвинуться дальше в наших рассуждениях, попытаемся рассмотреть бухгалтерский учет как информационную технологию.

Универсальность двойной бухгалтерии заключается в ее способности

  • исчислять прибыль и капитал любым разумным способом, который предпочтет пользователь;
  • адаптироваться к предприятиям любых отраслей, структур и размеров.

Универсальность достигнута благодаря использованию системы абстрактных категорий, выбор которых оказался настолько удачным, что обеспечил двойной бухгалтерии самое широкое распространение и беспрецедентно долгое время существования. Даже в наше время — время бурного прогресса информационных технологий — никаких принципиальных улучшений в двойную бухгалтерию внести не удалось.

Информационная технология столь высокого уровня требовала для своего создания примерно тех же методов и ресурсов, которые необходимы для создания аналогичных технологий в наши дни.

Это означает, во-первых, что создавали ее не дилетанты (купцы и лавочники), а профессионалы, освобожденные от других занятий. Кроме того, процесс разработки был организованным и целенаправленным. Создание информационных технологий начинается с самой подробной и тщательной спецификации ее целей, любые отступления от этого правила гарантируют неудачу.

Исключения возможны лишь для наиболее простых технологий, но никак не для двойной бухгалтерии; она могла появиться на свет только после того, как создатели ее со всей ясностью и полнотой осознали стоящие перед ней цели.

Римская гипотеза происхождения двойной бухгалтерии

Оценивая время, необходимое для создания двойной бухгалтерии, необходимо иметь в виду, что помимо проектирования в высшей степени универсальной системы в условиях полного отсутствия аналогов, необходимо было осмыслить и специфицировать многие абстрактные категории, в первую очередь, капитал и прибыль. А для того, чтобы придать бухгалтерии тот совершенный и законченный вид, который мы видим в книгах флорентийских компаний, необходим был долгий период практической эксплуатации и доводки. Поэтому для создания ее, даже при самых благоприятных условиях, требовалось не менее трех-четырех столетий.

Столь длительный процесс был возможен лишь при самом активном участии сильного государства. Одних общих предпосылок для возникновения двойной бухгалтерии недостаточно, она могла появиться только в государстве, непосредственно заинтересованном в создании счетоводства, направленного на исчисление капитала и прибыли. Таким государством мог быть только Древний Рим.

Проведенный анализ показывает, что по всем экономическим и культурным предпосылкам Древний Рим имел неоспоримое превосходство перед средневековой Италией.

Однако некоторые из историков считают, что римляне не способны были совершить наиболее сложный и наименее очевидный из шагов на пути к двойной бухгалтерии: перейти на единый денежный измеритель.

Двойная бухгалтерия слишком сложна и специфична, чтобы возникнуть только из общих предпосылок. Необходимым условием ее появления должна была стать длительная и сильная общественная потребность в исчислении капитала и прибыли для обособленного имущественного комплекса. Такой исторически уникальной, присущей только римскому обществу потребностью, были цензы.

Римская цензовая бухгалтерия в минимальном варианте обязана была предусматривать ведение всей номенклатуры личных и вещных счетов, оценку активов по их «исторической» стоимости и, конечно же, единый денежный измеритель. Двойная запись для исчисления ценза не была обязательной, однако, перефразируя классика, можно сказать: это такая ступень развития счетоводства, между которой и двойной бухгалтерией уже никаких других ступеней нет.

Счетоводство в течение 6 веков было важной частью римского государственного механизма. Все это время цензы непосредственно затрагивали высшие политические интересы римской элиты, а значит, процедуры исчисления и проверки совокупной стоимости семейного имущества разрабатывались государством весьма тщательно.

Похожие материалы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *